После аварии на шахте

СМС на смартфон
безкоштовні SMS на смартфони
Всі новини
архів новин мобільних операторів

О предках нового вице-премьера Великобритании в казацком селе на Полтавщине сегодня напоминают музей, дворец и одна из трех построенных в Европе пирамид


После аварии на шахте

О новой яркой "звездочке" британского политикума с украинским корнем - 43-летний лидер демократов либерала Ник Клегга, который днями стал вице-премьером Великобритании, написан уже немало. Как в тамошней, так и в украинской прессе. Причем в воображении некоторых отечественных коллег Ник появляется таким себе "в доску своим" парнем в вышиванке, которого "взлелеяла" Украина, которая теперь на правах "малой родины" будет пожинать плоды своей пориднености с одним из самых влиятельных политиков Британии. Предположение красиво и, так сказать, суперпатриотическое. Вот только с реалиями оно, кажется, имеет немного общего..

"Гнездышко", которое уцелело в самую свирепую бурю

Британский вице-премьер происходит из известного далеко за пределами Украины рода Закревских. О бывших хозяевах села здесь сегодня напоминает не только знаменитый двухэтажный дворец Закревских, построенный в классическом стиле с барокковыми "вкраплениями", но и, собственно, их парадный двор с двумя "классическими" одноэтажными флигелями (эти сооружения сохранились в весьма приличном состоянии). Дополняет эту жемчужину еще и сильно потрепанный, и все же "аутентичный" парк с беседкой. Как все то пережило времена, когда такие "осиные гнезда" классового врага сжигали и разрушали? По мнению исследователей прошлого, березоворудске чудо уцелело только потому, что его почти сразу приспособило для своих потребностей пролетарское государство.

Еще в 1929 году здесь "поселили" сельскохозяйственный техникум, который после нескольких реорганизаций функционирует и сегодня, теперь уже как подразделение Полтавской государственной аграрной академии. Три десятилетия заведовала его библиотекой Валентина Гончар. Вот уже 11 лет потому она работает директором и, собственно, остается единственной "штатной единицей" Березоворудского народного историко-краеведческого музея, расположенного в одном из флигелей упомянутой усадьбы. За это время стала главной хранительницей уникальных материальных и духовных сокровищ Березовой Рудки не только по должности, но и за призывом сердца. О них Валентина Васильевна знает, кажется все, и.. немножечко больше. Поэтому благодарю судьбы за то, что она согласилась стать гидом читателей "УМ" прошлого и нынешнего времени своей "вотчины".

Этот основан в 1974 году и размещен в одном из флигелей усадьбы Закревских музей "вырастал" из мемориальной комнаты Тараса Шевченко, открытой еще в 1961 году. Сейчас в музее уже около 5 тысяч экспонатов, среди которых поистине уникальны. Особенную ценность представляют аутентичные вещи из дворца и усадьбы Закревских наподобие большого зеркала из венецианского стекла в редкой за красотой ореховой оправе ручной резьбы или таких же привлекательных кованых ажурных садовых рядов, которые в свое время стояли в парке.

Кстати, стекло упомянутого зеркала треснуло вовсе не под "весом" времени. Еще когда после побега хозяев усадьбу грабили местные крестьяне, один из них притянул то зеркало домой. Но в небольшие двери тесной хаты оно, конечно, не пролазило. Поэтому крестьянин оставил его в сеновале. Там же увидел свое отображение в зеркале.. домашний бычок, который и ринулся на него "в атаку". По словам Валентины Гончар, в усадьбах местных крестьян еще и до сих пор хранятся те же садовые ряды, некоторые другие предметы быта и "роскоши" из усадьбы Закревского, но сдавать их в музей они не спешат..

Игнат не виноват

К "эксклюзиву" музейной экспозиции, без сомнения, принадлежат и фотографии Игната Платоновича Закревского и его дочери Марии. Кстати, жизнеописание последней удостоверяет: романтичные и другие линии судьбы полпредов рода Закревских заслуживают любовно-приключенческих романов с самыми сногсшибательными сюжетами. Ведь Марию Закревску (в замужестве Бенкендорф-Бутберг), которая в свое время была секретаршей и внебрачной дружиной (в другом прочтении - любовницей) Максима Горького, английского писателя-фантаста Герберта Уеллса и его земляка, профессионального разведчика и первого генконсула Великобритании в Советской России Роберта Брюса Локхарта, называли "русской Мата Хари".. Именно ей Максим Горький посвятил свой роман "Жизни Клима Самгина".

Отцу же Марии, Игнату Платоновичу, суждено было стать самым известным из рода Закревских периода конца ХИХ - начала ХХ веков. Юрист по специальности и общественный и государственный деятель за призванием, он работал судьей в Петербурге и Варшаве, впоследствии - прокурором в Харькове и Казани, в конечном итоге, "дослужился" до должности сенатора. В то же время его называют творцом "семейной" пирамиды, в которой ее "зодчего" и похоронили. При выполнении дипломатической миссии в Египте в годы общего увлечения египтологией Игната Платоновича настолько поразили всемирно-известные образцы увековечения тамошних фараонов, что он заказал строительство подобной пирамиды и над семейным склепом в родном селе. А когда во время следующего путешествия к стране фараонов в 1906 году умер, его тело из Каира привезли к Березовой Рудки..

Впоследствии, в 1912 году, в другой камере захоронения той же пирамиды нашел свой вечный отдых и сын Игната Платоновича. Хотя в действительности эти и другие представители рода Закревских, которых там похоронили, не нашли спокойствия даже за каменными стенами. По словам Валентины Гончар, в 1928 году в их село для "продрозверстки" прибыл отряд красноармейцев. Натолкнувшись здесь на не виденное раньше "чудо", непрошеные гости решили посмотреть на "внутренности" пирамиды-усыпальницы. Й были потрясены, когда увидели достаточно хорошо сохраненное тело одного из "господ" (чтобы привезти покойника из упомянутой далекой страны, его пришлось забальзамировать).

Дальнейшее "знакомство" вооруженных бойцов пролетариата с захоронениями классовых врагов закончилось тем, что останки Игната Платоновича и его родственников оттуда просто выбросили.. Местные крестьяне нашли их в канаве, которой в свое время пообносили кладбище, и таки перехоронили тот прах в другом месте. Собственно, в общей могиле, которая теперь уже больше напоминала братскую. На ней, за христианским обычаем, установили крест, а в дальнейшем и соответствующую табличку. Поэтому потомкам рода Закревских, которые сегодня приезжают сюда едва не из всего мира, по крайней мере есть где склонить головы в скорби и куда возложить цветы..