Кинопросвещение, или Старые новации школы капитализма

СМС на телефон
безкоштовні SMS на телефони
Всі новини
архів новин мобільних операторів

Московский фестиваль открыл кино, которое не хочет мириться с притворством и ужасной несправедливостью


Кинопросвещение, или Старые новации школы капитализма

Московский фестиваль открыл кино, которое не хочет мириться с притворством и ужасной несправедливостью.

В предыдущей статье об итогах Московского международного кинофестиваля шла речь о фильмах конкурсной программы, созданных кинематографистами бывшего социалистического лагеря. По большей части в них анализировались уроки недавней истории - те же, которые в Украине так и не желают усваивать..

Киноувеличение

Есть уроки и дня сегодняшнего. В картине "Албанец" (Албания, Германия) Йоханнеса Набера двадцятилитний Арбен (исполнитель роли Ник Хелилай признан наилучшим актером фестиваля) испытывает тяжелые испытания. Его любовь с девушкой построена на традиционной патриархальной морали. Поэтому когда подруга забеременела, он без колебаний принимает условие ее семьи : жениться, заплатив своеобразный "калым" - десять тысяч евро. Только нет у него тех денег. Добыть их можно "за бугром", в Германии. Ох и тяжелые там заработки. И какие унизительные. В конечном итоге, Арбен впутывается в дела криминального пошиба осмеливается даже на убийство -, чтобы только добыть деньжат ради будущего счастья.. Однако время неумолимо. Дитя родится, Арбенову избранницу выгонят из дома, и он найдет ее в городе, в чужой семье. Жесткая социальная драма, авторы которой не находят ни одного светлого лучика в темном царстве нужды и бесправия.

Румынское кино в настоящее время в большом уважении. В Москве его презентовал фильм "Разные матери / Despre alte Mame". Дебютанты большого кино Михай Ионеско и Тибериу Йордан предложили историю, которая вызывает в памяти поэтику (и этику) большого Антониони ("Блоу-ап"). Правда, в основе ленты - реальный случай, который случился с другим выдающимся режиссером, Кшиштофом Кеслевским. Когда-то тот снимал документальную ленту на вокзале и съемочный материал было использовано для выявления преступления.

Герои ленты, документалисты, снимают фильм методом прямого наблюдения. Что видит камера - то и будет кино. Пестрая жизнь, трудно увидеть в нем что-то фундаментальное, то, на чем стоит вся эта лачуга. Пока ребят не приглашают в полицейский участок и не просят отснятую пленку ради криминальной экспертизы. На ней и находят доказательство: молодая женщина сдавала в грузовое отделение чемодан с трупом своей матери. Какую она же и убила, порезав потому на кусочки. Их мы и видим в финале..

Грубая жизненная проза прорастает из негромкого фотографически фиксированного хода малозначимых событий. Однако что-то там, в их глубине, накапливается, чтобы дать кровавый вислид. Собственно чем-то подобным и занимается настоящее аналитическое кино. Его, в принципе, не может быть много. Однако когда его совсем нет - это диагноз. Не только кино - всего общества. Стоит ли еще раз напоминать о нашем кино и нашем обществе?

Невзирая на весь цинизм современного мира искусство таки может влиять на общество - прежде всего через превращение отдельно взятого человека в зрительном зале. Когда пошли титры документального фильма "Свалка / Waste Land" Люси Уокер (участница ретропоказа "Свободная мысль"), слезы на глазах были не только у меня. Нет ничего лучшего в мире от человека, который потянулся из дна жизни на его гору. Подобное созерцание не может не очищать душу, не восхвалять ее. Это и есть тот катарсис, над загадкой которого рассуждал еще Аристотель.

А фильм Уокер о том, как известный художник Век Мунис едет на родину, в Бразилию. Там, на одном из наибольших в мире смиттезвалищ, Жардим Грамашо среди сортировщиков мусора находит нескольких персонажей для своих работ. Работ, которыми хочет возвысить их социальный статус. Но достигнет значительно высшей планки - те, кто еще вчера был "мусором" бразильского общества, услышат в себе возможность жить и творить по-настоящему.. Нет, без слез смотреть этот фильм просто невозможно. Наибольшие чудеса на свете - звездное небо, моральный закон в человеке и картина пробужденной души. Гей, отечественные камермени, может отвернетесь хоть на мгновение от напомаженных от которых за версту попахивает грязными деньгами, и наведете фокус на тех людей и те места, где просыпается душа, где творится поэзия? Впрочем ответ известен - такое у нас "не проплачиваецца".