Роман Орехов: Дело Бандеры - это «покер» между юристами

СМС на телефон
безкоштовні SMS на телефони
Всі новини
архів новин мобільних операторів

Адвокат Степана Бандеры - о своем российское гражданство, перспективы дела против Витренко и сложные уроки украинского.


Роман Орехов: Дело Бандеры - это «покер» между юристами

Адвокат Степана Бандеры - о своем российское гражданство, перспективы дела против Витренко и сложные уроки украинского.

«Феномен» Романа Орехова, адвоката внука проводника ОУН Степана Бандеры, вызывает искреннее удивление, восхищение и подозрение. Или не агент какого ФСБ? Судите сами, как такое может быть: гражданин Российской Федерации, юрист, приехав в Украину по делам, выучил украинский язык (и теперь принципиально ней общается!), Перевез сюда жену. Роман представляет в суде интересы Степана Бандеры, выступает третьей стороной в судебном процессе в защиту участников освободительных соревнований XX века. Он прекрасно ориентируется в украинской истории, цитирует повстанческие песни и Максима Рыльского. И отныне не снимает с лацкана пиджака трезубец (даже когда едет в Россию). А самое главное - не видит в этом ничего удивительного.

Зачем все это показалось россиянину Роману Орехову - пыталась выяснить «Украина молодая».

«По специальности я - офицер НКВД»

- Роман, вы, откровенно говоря, просто такой «страшный сон для москаля»: гражданин России, который защищает Бандеру в суде.

- Я вам больше скажу (смеется). Я специфические два высших образования - Саратовский и Санкт-Петербургский институты внутренних войск МВД Российской Федерации. По большому счету, я офицер НКВД. Так сложилась жизнь.

- А вы имеете хоть какое-то отношение к Украине? Может, ваши родители - украинский?

- Да нет, русские. И никакого прямого отношения к Украине я не имею. Я родился в Новороссийске. Хоть он и был до революции центром Черноморской губернии, т.е. Кубани, но это не украинский город.

- Так как же свела вас судьба с нашим государством?

- Основной деятельностью нашего адвокатского бюро является сопровождение юридических лиц - банков, лизинговых компаний. Наши клиенты отправили нас к Украине в командировку, которое затянулось на три с половиной года. Впервые я приехал в Украину в конце 2006-го - нужно было сопровождать инвестиции наших клиентов, а впоследствии и возвращать. И с тех пор преимущественно нахожусь в Украине.

- То есть вы об Украине до сих пор знали не больше, чем рядовой россиянин?

- Трудно ответить. Рядовой россиянин все же считает, что в украинском лесу до сих пор живут «бандеровцы», и при первой же встрече с кацапом они его уничтожат. Такая специфика российской идеологии. Но это же и от образованности человека зависит. Я не могу сказать, что имею какие-то особые знания или образование, но несколько курсов истории я недаром прослушал. Исходя из определенных собственных исторических оценок, я отношусь с пониманием ко многим событиям в истории Украины.

- Представляю, как могли преподавать историю Украины в институте внутренних войск МВД России.

- Знаете, мне как кадровому офицеру внутренних войск преподавали пять курсов истории. Но никто из моих преподавателей не пытался называть воинов УПА «бандитами» - «вооруженными формированиями» называли. А во-вторых, я никогда не верил в советскую власть, в ее идеологию в принципе. А после того, как немного глубже и объективнее познакомился с историей, воспринимать советское отношение к Украине, к украинскому освободительному движению было просто невозможно. Потому что это способ давить на мое сознание. А почему я должен подвергаться? Я же, наконец, личность. Не животное.

Поэтому, исходя из исторического контекста, идею украинской освободительной борьбы я прекрасно осознаю. Как в одной повстанческой песни поется: «Кто умирал за партию, кто - за Родину».